ИСТОРИЯ АРХИТЕКТУРЫ ЯПОНСКОГО ЖИЛИЩА В СИСТЕМЕ ТРАДИЦИОННОГО ИСКУССТВА

Французский стиль в русской архитектуре
Архитектура барокко во Франции
Строительство королевского дворца Лувра
павильон версальского парка — Малый Трианон
Рококо
Главный корпус Педагогического института (Герцена)
Ампир
Русский ампир в архитектуре
Величайший из зодчих России Растрелли
здание Академии художеств в Петербурге
Французский классицизм в Москве VII-XVIII
Московский Воспитательный дом
Архитектура Таганрога
Билеты по истории искусства
Архитектура Англии
Архитектура Франции
Архитектура Германии
Антуан Жан Гро
Романтизм

ПЕЙЗАЖ В АНГЛИИ

Немецкий романтизм
Филипп Отто Рунге
Эжен Делакруа
Барбизонская школа
Ренуар Пьер Огюст
Баухауз
художники Шлеммер, Пауль Клее, Георг Мухе, Лион Файнингер.
Японское жилище
Архитектура

Архитектура России конца XIX начала XX века

Архитектура и скульптура готики
Архитектура Франция
Франция — родина готических соборов.
Готический стиль в Германии
Клаус Слютер Пророк Даниил Колодец пророков
Американский дизайн и архитектура
идеи Готфрида Земпера
Влияние современного искусства на дизайн и архитектуру ХХ века
Русский авангард
Авангардизм
Работы Малевича и Лисицкого
объединение “Синий всадник”
Творчество Татлина, Родченко и Степановой
Развитие архитектуры в первые годы Советской власти
 
Несмотря на то, что западное и японское искусство имеют в своей основе совершенно разные традиции (западное – академическую эстетику и технические приемы реалистического изображения, идущие от Древней Греции и эпохи Ренессанса, японское – от вдохновения и восхищения созерцания природы) в настоящее время их структуры сближаются по составляющим элементам.

В западную систему искусства и архитектуры входят те же элементы: поэзия, музыка, собственно архитектура, скульптура, ландшафтное искусство, религиозная и светская живопись, графика, народное искусство, декор одежды, театр, художественные ремесла, гравюра, ткани, книжная иллюстрация, дизайн промышленности, декоративно-прикладное искусство и другие (рис. 2). Система традиционного российского искусства, объединяющая западное и восточное направления, может осуществляться в пространстве жилища как по восточной, так и по западной модели. Это позволит по-новому посмотреть на традиционное жилище как на канонический прототип решения современного жилища в Японии и в России с учетом художественной системы традиционных искусств и архитектуры.

В западном мире каноничность культуры также обнаруживается и определяется исследователями как культурное ядро [2; 8]. Подобные основы существуют и в России, но механизмы переноса, повтора, копирования в западном мире не обусловливались логикой развития традиционного искусства. Так, если в японском жилище повторяются практически все виды традиционного искусства, поскольку и они, и само жилище имеют каноническое развитие, то в западном жилище сохраняются лишь некоторые. С оформлением пространства дома, храма, дворца или замка в Японии связаны почти все виды искусства. Новшества не ломали и не отвергали предшествующие достижения, как в некоторых странах Запада и Востока, а как бы вживались в них. Таким образом, можно наблюдать относительную схожесть традиционных культур:

- в Японии – канон-культура;

- в западном мире и в России – культурное ядро.

Старому и новому западному миру свойственно создание суперкультуры [7; 11], основанной на замене старого новым, с постоянными реформами и кризисами, с рискованной игрой, с непредсказуемой победой или природы, или культуры. В истории Запада много примеров, когда природа и культура временно как бы меняются местами, особенно в период научно-технической революции и в начале XXI в. [3].

Поэтому различия обнаруживаются в механизмах развития и существования традиционных культур (рис. 2):

- в Японии – перманентное повторение, копирование практически неизменного традиционного искусства, культурных традиций и их пространства, развитие ищется внутри, в пределах достигнутого, с укреплением бывших видов искусства;

- в западном мире и в России – замена, реформы и игра с отрицанием в искусстве и в материальном пространстве, развитие ищется за достигнутыми пределами, при этом отрицание приводит не только к развитию, но и к утрате традиционных видов искусства.

Взаимовыгодное взаимодействие восточных и западных культур доказано историческим развитием мировой цивилизации. Сравнение системности восточного и западного искусства становится возможным благодаря родственности их материально-художественных, а для России и духовных элементов. Плодотворное сотрудничество архитектуры и искусства Запада и Востока одними из первых показали Бруно Таут, Варвара Бубнова и другие сподвижники современности [4; 14].

Необходимо также проследить требования эстетических категорий, начиная с «уцукусики», «ёси» – доброй красоты, описываемых в разное время мастерами японского искусства:

- Ки-но Цураюки (-945) и Фудзивара Кинто (966–1041): «моно-но аварэ», «сугата» – очарование вещей и предельно сжатое выражение чувств; «амари-но кокоро» – буквально «избыток сердца»; «ёсей ёдзё» – категории поэтики;

- Фудзивара Саидаиэ (Тейка) (1162–1241): «юген» – тишина и спокойствие; «котосикарубеки» – естественность, согласование с природой; «рейё» – грациозность, изящество; «усинтай» – сильное, эмоциональное переживание, буквально «глубина сердца»;

- Синкэй (1406–1475) и Сётэцу (1381–1459) внесли опыт буддийских учений Сингон, Тэндай, Дзен, разработали категорию «гудо» – праведность, идеальность образа за счет передачи ощущений религиозной таинственности. В ландшафтном искусстве Соами (-1525) и Кобори Энсю (XVII в.), в чайной церемонии Сен-но Рикю (1522–1591), в живописи Кано Мотонобу (1476–1559), Кано Танъю (1602–1674), Сессю (1420–1506), в архитектуре сёгун-эстет Ёсимаса Асикага (1436–1490), в поэзии Мацуо Басё (1644–1694) совершен поворот от игрового бесстрашия наслаждений к торжественности, отрешенности, печальности, утонченной меланхолии, секретности. Японский мир искусства стал настолько сложным, изысканным, хрупким, что ему невозможно было сохраниться, не имея своих секретов. Вошли в оборот труднодосягаемые категории «саби и ваби» – спокойствие и умиротворенность, возвышенность.

Секретным средством сохранения и приумножения видов искусства было то, как писал Мацуо Басё, что все они едины в своей основе – буддийском понимании реальности, которая одновременно и присутствует, и не присутствует, как бы пульсирует в феноменальном мире. Для обозначения этой «вечно ускользающей» реальности буддийски ориентированные художники выработали единые в своей цели приемы. В каждом виде искусства преобладали свои приемы и средства, но главный метод в традиционной системе искусств для выражения феномена «ускользания» реальности, сути красоты, утвердился и в архитектуре – метод цитирования природы, развития внутрь, в глубину, что равносильно пониманию «развитие как пульсирование» – поступательно-возвратное и так до бесконечности [5].

С учетом этой специфики системы традиционных искусств и архитектуры сформировались традиционные национальные типы жилищ, отличающиеся наличием своеобразных традиционных элементов:

- в Японии – преемственное, концептуально-контекстуальное, проницаемое, повторяющее традиционные виды искусств, возвращающее в своей структурной типологии жилище зального и многозального универсального канонического типа;

- на Западе и в России – заменяемое, концептуально-абстрактное (как с развитием, так и с утратой определенных видов искусств) непроницаемое жилище, жестко разделяемое в своей структурной типологии на многозональные специализированные типы.

Рассмотрение системы традиционных искусств и архитектуры показало, что в японском поступательно-возвратном развитии не произошло отделения архитектуры жилища от первичных форм жилищ-храмов, что сказалось в общих и специфических особенностях видов искусства применительно к архитектуре японского жилища. Это важно для нас с точки зрения российской архитектурной и искусствоведческой науки, так как понимание тех модификаций и преобразований, которые происходят с традиционным жилищем (каноническим японским), позволит возродить наше отношение к жилищу, и не только к традиционному, как к системе искусства. Как в Японии, так и в России причины отношения архитектора к жилищу как к искусству заложены в главных его источниках – всеобъемлющих процессах бытования традиционных искусств. Искусство реализуется в жилище так же, как жизнь и природа наполняются видами искусства и становятся искусством жизни и второй природой человека.

Российский подход с учетом и японского, и западного опыта к проблеме жилища и искусства жизни может и должен проявиться в экологическом равновесии с природой. Начало XXI в. еще больше связано с проблемами экологического равновесия во всем мире и духовного возрождения общества. Демонстрацией этого стала Всемирная выставка EXPO 2000 в Ганновере (Германия). В Японии эти направления получили более осознанное воплощение в связи с отличием духовного возрождения, характерного для Запада, и японского духовного созидания в духе природы. Всемирная выставка EXPO 2005 в Аичи (Япония) показала специфическую новизну японских ключевых подходов: главный девиз – мудрость природы, и раскрывающие его тезисы: матрица природы, искусство жизни, развитие экологических сообществ [1; 10].

Отличие японского подхода в том, что он не преодолевает углубляющийся на Западе кризис между природой и человеком, а повторяет и закрепляет в более полном осознании достигнутую гармонию с природой, понимание людьми своей природной сути. Японский подход показывает трактовку архитектуры жилища как обусловленную искусством и повторяющую одухотворенную природную красоту. Такой метод поражает оригинальностью и отсутствием подражания другим культурам, когда во всем проявляется национальный дух и самобытность.

Библиографический список

Аи-Тикю-Хаку // Япония сегодня. – 2004. – №9.

Кантор, К. Проектность русской культуры / К. Кантор. – М., 1980.

Кантор, К. Дизайн в противоречиях культуры и природы в различных регионах мира / К. Кантор. – М., 1975.

Кожевникова, И.П. Варвара Бубнова – русский художник в Японии / И.П. Кожевникова. – М., 1984.

Михайлова, Н. Главный японский бог – красота / Н. Михайлова [Электронный ресурс] // http: // www. libr_japan1. htm

Накагава, Мики. Наивное искусство в Японии / Мики Накагава // Философия наивности. – М., 2001.

Николаева, Н.С. Япония – Европа. Диалог в искусстве: середина ХVI – начало ХХ века / Н.С. Николаева. – М., 1996.

Печчеи, А. Человеческие качества / А. Печчеи. – М., 1980.

Танге, Кендзо. Архитектура Японии : сб. ст. / Кендзо Танге. – М., 1976.

Экспо-2005: восприятие архитектуры // Япония сегодня. – 2005. – №12.

Christopher, C. Robert. The Japanese Mind / C. Robert Christopher. – Tokyo, 1993.

Kurita, Isamu. Japanese Identity / Isamu Kurita. – Tokyo, 1987.

Nishi, K. What’s Japanese Architecture? / К. Nishi, К. Hozumi. – Tokyo ; New York ; San Francisco, 1985.

Taut, B. Nippon – Gaikokudzin-no mita Nippon / В. Taut. – Tokyo, 1961. – T. 4.

Tonuma, Koichi. Theory of the human scale / Tonuma Koichi // Ekistics, 1981. – №289.

Yashiro, Yukio. Two thousand Years of Japanese Art / Yukio Yashiro. – New York, 1958.

1

Рис. 2. Системы традиционного искусства: а) западная система – развитие искусства идет с пересмотром и отрицанием прошлого; б) японская система – с повторением и ретроспективным укреплением прошлого

1

Рис. 1. Модель мироздания. Дзёан – один из лучших в Японии домов чайной церемонии в поэтическом саду. Инуяма. Префектура Аичи 

История искусства ответы на билеты для подготовки к экзаменам